Песнь менестреля.

Раздел для историй персонажей, рассказов, а также всего, что связано с Конклавом Былым и Возрождённым
Правила форума
На нашем форуме нельзя:
1. Ругаться матом;
2. Говорить интернет-сленгом;
3. Оскорблять других участников;
4. Унижать форум.

Нужно:
1. Отыгрывать роль своего персонажа;
2. Участвовать в мероприятиях Конклава;
3. Всеми силами стремиться помогать нам возродить Конклав!

Это все правила Форума Конклава Великих Магов.
Приятного отдыха.

Песнь менестреля.

Сообщение Грас 14 дек 2009, 17:00

Свободен лишь тот, кто потерял все, ради чего стоит жить.

Эрих Мария Ремарк

Пролог.

Темнота кругом. И тишина. Стук крови в ушах заглушал его шумное дыхание. Мокрые ветки хлестали
его по лицу, и он дергал головой, встряхивая капельки воды и частицы подтаявшего снега, попадающие в глаза. Он не помнил, сколько бежал, но знал, что стоит остановиться и ноги подогнутся, бросив тело на землю, не в силах продолжить бег. Поэтому он и бежал, изредка поскальзываясь босыми ступнями в мешанине опавшей листвы и талого снега. Изредка на пути попадались корни, норовившие опрокинуть беглеца в грязь, но он ловко уходил от их коварных изгибов. Однако, они, словно в отместку за пренебрежение к себе, не оставляли своих попыток и в какой-то момент им улыбнулась удача. Очередной корень, незамеченный бегущим, ловко поймал ступню человека в захват корневого изгиба, и опрокинул беглеца в грязь. Промахав носом землю, тот замер на земле, свернувшись в позу эмбриона, прижав к груди руку, поврежденную при ударе об ствол дерева. Молоты пульса, отдававшиеся в ушах, постепенно стихали, и беглец смог услышать шум дождя, барабанившего по листве. Но вместе с шумом дождя, слух человека уловил и другие звуки - крики егерей и собачий лай, далеко разносящиеся по лесу.

Он бы смог оторваться от егерей, ведь никто не мог сравниться с ним в знании лесных троп и тропинок.
Но собаки портили все дело. Видимо преследователи нашли какие-то из его вещей, по запаху которых и смогли натравить собак. Он знал, что преследователи не отступятся, пока не загонят его в какой-нибудь закоулок леса, из которого ему будет уже не вырваться. Единственным шансом на спасение являлась река, берущая начало в горах, и несущая свои холодные воды в Ивовое озеро. Там собаки гарантировано потеряют его след, да и егеря не смогут его выследить - река несет свои воды через весь остров, и найти в каком месте и на какой берег беглец выберется, они не смогут - дождь к тому времени смоет все следы.
Оттолкнувшись руками от земли, человек встал на ноги, и снова бросился бежать, убегая от звуков рожков и лая, звучащих гораздо ближе, чем несколько минут назад. Несомненно, собаки взяли след крепко, и теперь ни за что его не потеряют. Обнадеживало лишь то, что густой подлесок и опустившиеся сумерки не давали просматривать лес далеко, и поэтому егеря не отпускали собак с цепей, что обязательно сделали бы, окажись беглец на расстоянии их взгляда. И тогда мастиффы, спущенные с поводков, с рычанием метнулись бы за улепетывавшей тенью и легко повалили бы человека на землю. И хорошо если бы просто повалили, а могли в горячке погони и перекусить сухожилия на лодыжках и тогда ходить с костылем до конца жизни. Если выживешь.

На бегу человек захлопал рукой по поясу, будто силясь найти что-то. Наконец, нащупав что-то в кармане,
он извлек его наружу. В его руке оказалась небольшая кожаная фляга, дай бог вмещавшая несколько унций. Отвинтив пробку, беглец поднес фляжку к губам и сделал глоток. Обжигающая жидкость скользнула вниз по глотке и рухнула куда-то в желудок. Дыхание на миг перехватило и беглец испугался что рухнет на землю, но нет - спустя мгновенье дыхание выровнялось, а тепло от зелья, начало потихоньку распространяться по всему тел, давая мышцам новые силы. Почувствовав второе дыхание, человек рванулся вперед, продираясь сквозь густой подлесок. Он уже не обращал внимания ни на ветви елей, царапавших его обнаженные руки и торс, ни на брызги ледяной воды, падавшие с ветвей потревоженных им деревьев. Он видел, что ряды деревьев стали редеть, а это означало, что край леса уже близок. И надежда на спасение вспыхнула в сердце беглеца с новой силой. Дала ему сил совершить рывок вперед, отрываясь от преследователей.

Бешеный бег, шум в ушах и удары сердца, звучащие набатом в голове. Вот и край леса. Петляя меж
редких деревьев, он уже мог видеть небольшой пригорок, за которым начинался спуск к руслу реки. До него осталось совсем немного. Еще рывок и преследователи окажутся с носом. Но силы на исходе, он бежит все медленнее, ноги скользят в грязи и вершина холма упрямо не хочет приближаться. Обернувшись, беглец увидел огоньки фонарей, мелькающие на самом краю леса, сквозь шум услышал яростный лай собак - егеря почти догнали его. Сорвав фляжку с пояса, он собирался осушить ее полностью, но краем глаза заметил, как рванулись черные точки по белому полотну поля - егеря спустили своих псов. Поперхнувшись зельем, человек рванулся вперед, бросив полупустую фляжку на снег. Серебристая жидкость, вытекая из горла фляги на слой свежевыпавшего снега, казался амальгамой, которую какой-то нерадивый стеклодув не донес до верстака, уронив на пол своей мастерской. Но беглеца это сейчас не заботило, погоня подобралась слишком близко. Дело решали секунды.

Беглец рванулся вперед, оскальзываясь в грязи, но карабкаясь вверх по склону, помогая себе руками,
тотчас покрывшимися толстым слоем грязи. Он бросился вперед, как дикий зверь, надеясь что сможет спрятаться в тенях, но, увы - в эту ночь было полнолуние и всю местность вокруг заливал мертвенно-синий свет. Все тени, словно встревоженные шумом погони, исчезли, оставив фигурку человека чернеть на снегу, давая возможность стрелкам попрактиковаться в стрельбе по движущейся мишени. Но егеря не спешили открывать огонь, полагаясь на силу и свирепость своей своры. Добежав, а точнее заползая на вершину холма и оглянувшись, человек увидел первую собаку - борзую, вырвавшуюся далеко вперед от основной массы псов, в надежде первой поймать добычу. Беглец ухмыльнулся и, поджав ноги под себя, развел пошире руки, которыми упирался в землю, и замер на вершине холма. Борзая, едва забравшись на вершину холма, тут же была сбита с ног, и оказалась подмята под телом добычи, неожиданно превратившейся в охотника. Беглец схватился одной рукой за длинную морду борзой, другой обхватил ее шею и, поднатужившись, дернул что было силы на себя. Рука, поврежденная при падении в лесу, отозвалась болью, но хватку человек не ослабил. Шея пса, не выдержав, хрустнула и собака, несколько раз дернувшись всем телом, замерла на снегу. В ее стекленеющих глазах медленно угасал яростный огонь. С оскаленных зубов, капала слюна. Свора, словно почувствовав смерть одного из своих братьев, яростно взвыла и рванулась по склону холма что было сил. Беглец, не дожидаясь их, резко повернулся и начал спускаться вниз по склону. Он уже видел сверкающую ленту реки в нескольких сотнях метров от себя. Оставалось лишь спуститься вниз по склону и сделать последний рывок. Но, увы, время было упущено. Схватка с борзой, дала время стае псов сократить разрыв между ними и их добычей.

Собаки, взбежав по склону холма и обнюхав труп своего сородича, с рычанием бросились за беглецом.
Тот, спустившись с холма, из последних сил бежал к реке, из его горла вырывалось рычание с хрипом. Легкие разрывались от усталости и передозировки зелья.

"Еще чуть-чуть, еще самую мало..." - взмолился беглец. Но боги отвернулись от бегущего человека, а Луна все также холодно и беспристрастно взирала на разворачивающуюся трагедию.

«Боги отвернулись».

Человек понял смысл этой фразы, когда почувствовал обжигающую боль в лодыжке и, споткнувшись,
упал на землю. Сверху на него навалилась какая-то тяжесть. Мокрая морда пса, прикоснулась к его уху, тяжелое горячее дыхание обожгло замерзшую кожу. Сгруппировавшись, человек старался не допустить морду пса к своему горлу. Собака, оставив бесплотные попытки добраться до горла врага, попытался укусить человека за бедро, за что тут же получил сильный удар по морде и оглушенная, чихая, начала отползать в сторону. Человеку показалось, что еще не все кончено, что ему удастся добраться до реки, но тут подоспела остальная свора, и беглец оказался затерт между мохнатых тел, стремящихся укусить, разорвать свою жертву. Вспышка боли пронзила плечо, запястье, ухо. Пыхтение и рычание собак заполнило весь слух человека. Он почувствовал как кровь, бежит по его телу. И тут, словно обретя невиданную силу, он вскочил на ноги, разбросав кучу тел, навалившихся на него. Его ярость искала выхода, и человек, словно берсерк, бросился на худую суку, пытающуюся встать слева от него. Запрыгнув не нее сверху, и вцепившись в шерсть, человек, кусаясь и рыча, как дикий зверь, пытался добраться до горла собаки. Он жаждал почувствовать ее кровь, бьющую фонтаном в лицо. Сука, испуганно завизжав, попыталась вырваться. Это ей не удалось, попытки вырваться лишь помогли жертве добраться до горла пса и вцепиться в него зубами. Человек сжал челюсти, прокусывая кожу, раздирая мышцы и кровеносные сосуды. Собачий визг заполнил слух человека, раздался хруст хрящей и визг перешел в хриплое бульканье, поток крови пса хлынул в глаза его убийце. Сглотнув кровь животного, беглец словно обезумел - кровавая дымка заволокла его взор, а сознание погрузилось во тьму. Убрав руку с холки суки, человек запустил грязную кисть ей в рану и что силы рванул на себя, отчего кровавая рана расширилась и животное в агонии засучило лапами, захлебываясь собственной кровью. Агония длилась недолго. Отбросив труп пса от себя, человек обернулся и уже хотел броситься на матерого рыжего кобеля, как вдруг что-то, вылетевшее из темноты, с силой толкнуло его в грудь и отбросило назад. Беглец попытался вскочить, но непонятная немота, распространяющаяся по плечу, помешала ему это сделать. Посмотрев на свое плечо, он увидел медный болт, вонзившийся в ключицу. Ярость клокотала в теле человека, заглушая боль. Лишь этим можно было объяснить, что он оставался в сознании. До слуха беглеца донесся какой-то крик. Человек вскинул голову и обернулся. Отсветы от приближающихся огней фонарей отражались в его черных зрачках, и начинало казаться, что в их глубине плещется и танцует адское пламя, готовое вырваться и сжечь всех, кто ему неугоден.

Погоня настигала свою добычу.

Вскочив на ноги, он бросился бежать, на ходу пытаясь вытащить болт из плеча. Вцепившись двумя
руками в древко, он, что было силы, потянул прочь из своего тела орудие смерти, стремившееся потушить огонек его жизни, обратить в пепел душу, отправив ее на вечные скитания в Серые пустоши: место, где царствуют дожди и туманы, где тоска пожирают душу как могильный червь, пожирающий мертвую плоть. Там в молочно-белом океане туманов, под серыми небесами стоит посреди мертвой пустоши лес Ингруд, единственное место тех земель, где измученная душа может найти покой. Так рассказывали колдуны его деревеньки, когда в новолуния, обкурившись лесными травами, отправлялись в путешествия по иным мирам, провожая в последний путь души односельчан. Колдуны, обернувшись серыми волками, брели с душой умершего по пути из звезд, отражающихся в черной воде, не давая умершим сбиться с пути и заплутать среди тьмы астрала, дабы уберечь тех от вечных скитаний среди звезд междумирья, бывших когда-то людьми, но не сумевшими добраться до последнего приюта и вынужденные вечно скитаться во тьме, тщетно пытаясь обрести покой.

Воспоминание вынырнуло из водоворота памяти и тут же скрылось, как рыба, выпрыгнувшая из воды
озера в надежде поймать муху, пролетающую над поверхностью воды, лишь круги пошли по темной воде омута памяти. Зато теперь он вспомнил свое имя. Его звали Святополк. Постепенно нарастающая боль, зарождающаяся, пульсирующая все сильнее и сильнее в том месте, где была рана от вонзившейся в тело стрелы, отвлекла его от мыслей о своем имени. Вытащив обломанное древко, беглец бросил его в грязь, в которой смешались талый снег с его кровью, стремящиеся напитать собой и без того пресыщенную осенними дождями землю. Черная, масляно блестящая в свете Луны, кровь толчками вытекала из раны... Святополк прижал руку к плечу, стараясь не дать живительным сокам покидать тело. Зелье само закроет отверстие, но кровь пока не остановит. Промозглый холод, от которого лужицы начинали схватываться тонким льдом, проникал в рану, отчего в ней словно бушевал ледяной огонь, отвлекающий, мешающий сосредоточиться.
"Беги! Они близко. Охотники близко. Твоя смерть!" - Закричал голос в его сознании. Сделав над собой усилие, Святополк переставил одну ногу, затем другую. Его качнуло – сказывалось ранение. Затем, чуть согнувшись, человек бросился бежать, шлепая босыми ногами по холодной земли. До кромки реки оставались считанные метры.

За спиной раздавались лай и рычание собак. Напуганные смертью своих собратьев, они больше не
решались подходить близко к жертве. Пока не решались. Но человек знал, что как только он покажет признаки слабости. Вся свора тотчас же набросится на него. Но пока псы не нападали, и это была отличная возможность скрыться от погони. Босые ступни человека уже шлепали по хрустящей корке смерзшегося речного песка. До мягко накатывающихся холодных волн реки оставались считанные метры.

Сзади раздались крики егерей, натравливающих собак на беглеца. И собачий лай стих – свора, получив
новую команду, бросилась в погоню. Сбитые в кровь, Исцарапанные ветвями, ноги человека подкосились, и беглец рухнул на холодный песок речного берега. Но злоба на преследователей, на собак, покусавших его, на отвернувшихся богов, давала ему силы. Позволяя хоть и медленно, но передвигаться на четвереньках к кромке воды. Человек. Чувствовал, как темные как январская ночь и такие же холодные воды реки, омывают его кисти и ступни. Еще чуть-чуть и он сможет отдаться на волю речных волн, убаюкивающих своим мягкими касаниями.

Вспышка боли, сверкнувшая ярче полуденного солнца, погрузила сознание человека во тьму. Из его
горла вылетел хриплый крик, и тело беглеца рухнуло в прибрежную грязь, где и осталось недвижимым. Лишь волны реки шевелили грязные волосы на голове человека…

Погоня догнала свою жертву.


- Черт его знает что такое, – удивленно бормотал егерь, осторожно приближаясь к телу беглеца. - И еще как-то умудрялся бегать со стрелой в плече. Что за бесовская скотина? Видать правду люди говорили, что колдун это был.

Остановившись на некотором расстоянии от тела, и не решаясь приближаться ближе, егерь решил
дожидаться остальных товарищей, участвовавших в погоне. Но огни группы виднелись еще далеко, и егерь, не в силах подавить вспыхнувшее любопытство, решил подойти к телу, чтобы посмотреть на беглеца, за которым они гнались всю ночь по темному лесу и мертвой пустоши. Достав из колчана стрелу и вложив ее в арбалет, егерь, напряженно всматриваясь в темноту, двинулся вперед. Обходить он решил труп по небольшой окружности, точь-в-точь как то наказывал устав гарнизонной службы.

Беглец, однако, не шевелился, и, казалось, даже не дышал. Поэтому егерь расслабился и, опустив
арбалет, смело шагнул вперед к телу. В тот же момент две пригоршни влажного песка, полетели ему в лицо. Егерь, успел прикрыть глаза, откинув голову назад, и попытался выстрелить из арбалета, но выпущенная стрела ушла высоко в небо. Непроизвольно сделав шаг назад, егерь запнулся о шпору на одном из сапог, и упал в воду. Штаны тотчас же стали мокрыми, толи оттого что егерь рухнул в ледяную реку, толи оттого, что расслабился мочевой пузырь. Но серебристый иней седины щедро раскрасил волосы охотника, когда тот взглянул в ту сторону, где лежал беглец. Там, на мелководье, широко расставив лапы, угрожающе скалился на охотника серый с подпалинами волк. Волчьи горящие глаза, в которых читался чужой жестокий звериный разум, не отрываясь, следили за егерем, хвост животного дергался из стороны в сторону, нахлестывая волка по бокам.

Парень, за несколько мгновений ставший седым стариком, просунул трясущуюся руку в ворот кафтана и
достал оттуда простой деревянный крестик на бечевке. Губы егеря открылись, дабы прочитать молитву, но в этот момент волк, коротко рыкнув, прыгнул на человека. Последнее что почувствовал охотник, был горячее жаркое дыхание оборотня на своей шее…

Подоспевшей команде егерей, предстала страшная картина, матерый волк, гораздо крупнее кавказских
овчарок, догрызал шею их товарища, не обращая внимания на подоспевших людей. Собаки взвыв, вырвали поводки у людей, и ведомые инстинктом самосохранения, помчались в поле. Люди вскинули арбалеты. Десять арбалетных болтов понеслось в сторону убийцы, вонзаясь в серую шкуру, выбивая струи крови из-под мускулистого поджарого тела, не причиняя, однако, особого вреда оборотню.

- Серебро! Серебро! – раздались крики егерей. Но серебра ни у кого не было, все серебряные наконечники стрел и нательные кресты давно были сданы в ломбарды, или в уплату за услуги гулящим девкам.

-- Боярышник! Эта тварь боятся этого древа! – Закричал опытный 40-летний охотник, хлопая себя по бокам в поисках фляжки. Но та, словно в насмешку, потерялась в складках плаща и ни в какую не желала находиться.

Волк тем временем, привлеченный криками, отвлекся от поедания трупа и его горящие глаза уставились
на окосевших от страха людей. Волк, подобрав под себя лапы, уставился на людей, намечая себе новую жертву.

Серебристой молнией, мелькнула стрела, в ночном воздухе. И над равниной разнесся волчий вой.
Стрела, вонзившись оборотню в спину, прямо между лопаток, смертельно ранило его, убивая его тела, очищая, изгоняя из него зло. Страшные судороги изогнули волчье тело, волк рухнул набок и задергался в грязи. Комья грязи, смешанные с кровью, вытекающей из раны, летели во все стороны, но люди даже не пытались отойти подальше, словно зачарованные наблюдая за агонией оборотня. Существо в грязи взвыло страшным голосом, словно взывая к своим темным богам, и замерло. Навсегда. В воздухе повис красный туман, окрашенный кровью оборотня. Сильно пахло кровью и псиной. Егеря, словно по команде разом вздохнули, вдыхая в грудь холодный октябрьский воздух. Кого-то, видимо из новеньких, тошнило. Некоторые оглядывались вокруг, надеясь найти спасителя. Но тот не стремился показываться на глаза людям.

- Надо бы доложить, - робко предложил молодой егерь, ни к кому конкретно не обращаясь.
- Поздно докладывать. Я уже тут. – раздалось из-за спин людей.

Егеря, как по команде обернулись, уставившись в темноту. Оттуда медленно вышел жрец, одетый в
серую рясу и серую же меховую шапку из заяца-беляка, он был почти невидим в предутренних сумерках. Его одежда сливалась со свежевыпавшим снегом.

- Откуда вы тут, Ваше благородие? – командир всегда был вежлив со жрецом, так как тот был единственным лекарем у них на заставе и сам, несколько раз врачевал егеря, за что тот был ему несказанно рад. Что поделать – егеря ноги кормят, а если тур так наподдал, что не то что двигаться - дышать не можешь, так кости болят, то единственная надежда на целителя. А то выйдешь на пенсию инвалидом, да без выслуги лет и сиди, побирайся потом в столице.

- Да вот на хуторе неподалеку гостил у пасечника, пчелиным ядом лечился. – сказал жрец, приближаясь к останкам оборотня, стараясь не обращать внимания на выражение лица егеря, возникшее после упоминании о лечении. В голове у этого простого мужика не укладывалось, как может жрец, да лечиться. Коли сам себя лечить может.

- Сами богомерзкую тварь убили? – спросил жрец, присаживаясь на корточки возле трупа оборотня.
- Никак нет. Вот стрелок какой-то постарался. Правда задрал волк Изяслава, тварина. Ну, ужо сейчас никому худа уж не сделает. – проворчал егерь. Потрясая кулаком в сторону мертвого оборотня.
- Мда… Задали вы мне работенки. Расхлебывай теперь откуда зверушка эта взялась, – пробормотал жрец снимая шапку и вытирая ею вспотевший лоб. Затем поднялся, повернулся к старшему егерю и сказал:
- Бери труп, и оборотня и товарища вашего павшего, да сожгите поскорей, дабы чего не случилось. А я пока к магам в Конклав докладывать. Если что – на леченье к знахарке Марье ходите. Она хоть и самоучка. Да целительница знатная. Скажи что от меня, за так поможет. – Жрец, вспомнив что-то, хихикнул. – А то заставит вас дров наколоть, да воду наносить.

Затем священник достал из кармана робы, черный камень в золотой оправе и, потерев его, исчез в
синей вспышке.
Егеря, немного прейдя в себя от увиденного, завернули тело своего погибшего товарища в плащи и отправились обратно в деревню. Тело оборотня же, дабы просто так не мотаться туда-сюда, не мудрствуя лукаво, закопали тут же на берегу реки. Про совет же жреца сжечь останки никто уже и не вспомнил.

Даже спустя многие годы, менестрели так и не осмелились складывать басни и баллады о тех несчастьях,
что последовали за этим событием, но ветер все равно приносил истории об оживших ночных кошмарах, стоны вдов и скрип опустевших домов.
Последний раз редактировалось Грас 14 дек 2009, 18:11, всего редактировалось 3 раз(а).
Аватара пользователя
Грас
Слушатель
 
Сообщений: 11
Зарегистрирован: 10 дек 2009, 20:09
Раса: Кания
Класс: Жрец

Re: Песнь менестреля.

Сообщение Slaven 14 дек 2009, 17:32

Как всегда, кроваво)
Изображение
Аватара пользователя
Slaven
Мудрец
 
Сообщений: 79
Зарегистрирован: 11 апр 2009, 15:02
Откуда: Маленький, мало кому известный аллод
Раса: Кания
Класс: Друид

Re: Песнь менестреля.

Сообщение Грас 14 дек 2009, 17:44

Максимально приближенно к реалиям жизни. Написал как есть.
Аватара пользователя
Грас
Слушатель
 
Сообщений: 11
Зарегистрирован: 10 дек 2009, 20:09
Раса: Кания
Класс: Жрец

Re: Песнь менестреля.

Сообщение Дрейк, Скирк и Снорки 14 дек 2009, 19:19

Отлично написано! ОЧень интересно читать. Хотя да, кроваво. Собак жалко...
"Собирая мир, Создатель выдал на-гора массу выдающихся и в высшей степени оригинальных идей. Однако сделать мир понимаемым в его задачу не входило."
Терри Пратчетт

Блистательные как Серебро.
aka Ephior aka Марвин
Аватара пользователя
Дрейк, Скирк и Снорки
Поборник Конклава
 
Сообщений: 209
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:10
Раса: Гибберлинги
Класс: Мистик

Re: Песнь менестреля.

Сообщение Грас 14 дек 2009, 20:21

Что поделать - не люблю вылизанных стерильных сказок. Тот же ВК - эпохальное произведение, с тащтельно продуманным лором. Языки, религия, календари, не говоря уж о географии и природе - все детально описано, и создает впечатление полного погружения в мир Средиземья. Но, писал то профессор Университета, можно сказать белая кость. И может поэтому, а может благодаря переводчикам, но в русской версии трилогии ннигде, я подчеркиваю НИГДЕ нету ни единого ругательства страшнее "мерзавцы" и "хулиганы", про "сволочи" даже слова не идет. Ну я понимаю вроде как хоббиты не могут. Магу тоже не пристало честь ронять. Арагорн не может - ибо король. Эльф - потому как высшее создание и знает такие ругательства, которые другие не поймут, а человеческие - слишком блеклые. Но простите меня - орки то. Орки. И эти всякие восточные люди и т.д. и т.п. Вот они то должны матом только так шмарить. Но, увы, ничего. Вот это и убивает. Ну что за сплошные интеллигенты. Хоть один то орк да должен ругаться как сапожник, однако, нет - нет таких. Вот что обидно. Из-за этого мир кажется чуток искусственным, ненастоящим.
Аватара пользователя
Грас
Слушатель
 
Сообщений: 11
Зарегистрирован: 10 дек 2009, 20:09
Раса: Кания
Класс: Жрец

Re: Песнь менестреля.

Сообщение Дрейк, Скирк и Снорки 14 дек 2009, 23:46

Грас писал(а):Чв русской версии трилогии ннигде, я подчеркиваю НИГДЕ нету ни единого ругательства страшнее "мерзавцы" и "хулиганы", про "сволочи" даже слова не идет. Ну я понимаю вроде как хоббиты не могут. Магу тоже не пристало честь ронять. Арагорн не может - ибо король. Эльф - потому как высшее создание и знает такие ругательства, которые другие не поймут, а человеческие - слишком блеклые. Но простите меня - орки то. Орки. И эти всякие восточные люди и т.д. и т.п. Вот они то должны матом только так шмарить. Но, увы, ничего. Вот это и убивает.


Ты про дварфов забыл Изображение
А вообще, это проблема всех локализованных фильмов. Это ж надо по ТВ показывать, а там дети смотрят. Особенно это относится к ВК. Просто я почти гринписовец и собачек мне правда жалко...
"Собирая мир, Создатель выдал на-гора массу выдающихся и в высшей степени оригинальных идей. Однако сделать мир понимаемым в его задачу не входило."
Терри Пратчетт

Блистательные как Серебро.
aka Ephior aka Марвин
Аватара пользователя
Дрейк, Скирк и Снорки
Поборник Конклава
 
Сообщений: 209
Зарегистрирован: 01 апр 2009, 18:10
Раса: Гибберлинги
Класс: Мистик

Re: Песнь менестреля.

Сообщение Грас 14 дек 2009, 23:51

Ни одна реальная собака во время написания данного рассказа не пострадала. 100%
К тому же, как было сказано в одном старом мультике: "Все псы попадают в рай", а не как люди - в чистилище.
Аватара пользователя
Грас
Слушатель
 
Сообщений: 11
Зарегистрирован: 10 дек 2009, 20:09
Раса: Кания
Класс: Жрец


Вернуться в Хранилище Истории


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron